?

Log in

No account? Create an account
Тель Авив. Сплетни Неве Цедека - Bioaccessory [entries|archive|friends|userinfo]
Helen Mountaniol

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Тель Авив. Сплетни Неве Цедека [Feb. 9th, 2011|02:41 pm]
Helen Mountaniol
[Tags|]


Примерно с месяц назад ассоциация по борьбе с раком подарила волонтерам проекта Look Good... Feel Better, экскурсию по Неве Цедеку, первому району Тель Авива. Обычно я избегаю подобных мероприятий, и не люблю групповые экскурсии. Но на этот раз решила сходить, потому что я, к стыду своему, вообще ничего не знаю об истории этого места. Экскурсовод, милая тель-авивская девушка, не грузила нас датами и историческими фактами, а в основном развлекала байками и сплетнями столетней давности. Некоторые из них я хочу записать на память. На историческую достоверность не претендую, так как вопрос не изучала. Как и на последовательность событий.

Под катом фотографии района и несколько забавных историй из тех, что запомнились.
Запомнилось много, поэтому разбиваю на три поста.



Квартал Неве Цедек был построен на землях Аарона Шлуша. Рав Шлуш в течении многих лет выкупал участки у арабов, а потом перепродал с небольшой прибылью объединению "выход из стен". Эта объединение, по сути кооператив, возглавляемое Шимоном Рокахом, состояло из 48 семей, которые не могли позволить себе купить аналогичные участки в Яффо.

Название "Неве Цедек" на иврите означает "обитель справедливости".


Когда квартал немножко разросся, естественно встал вопрос о школе для детей. Организация обратилась за материальной поддержкой сразу к нескольким организациям Средства согласились выделить две из них: французская ассоциация предпринимателей "Коль Исраэль хаверим" и сионистская организация "Ховевей цион". Было решено построить две школы, одну для мальчиков, другую для девочек. Но "Коль Исраэль хаверим" выдвинули требование: преподавание должно вестись на французском языке. В те времена это был международный язык, язык бизнеса, политики и культуры. Организация "Помощь Израилю" настаивала на обучении на иврите.

Проблему решили просто. Преподавание в одной школе будет вестись по французски, во второй на иврите. Но как поделить детей? На этот счет тоже не спорили. Сторонники французского предпочли мальчиков, будущих бизнесменов. Сионисты однозначно выбрали девочек, будущих матерей. И эта школа стала первой в Израиле, где преподавание полностью велось на иврите.

Некоторые семьи все же предпочли, чтобы их мальчики тоже учились на иврите. Таких мальчиков было всего трое. Один из них Нахум Гутман, художник и писатель.

На переменах дети играли вместе на общей площади. На фотографии слева школа для мальчиков, справа для девочек. Оба здания отреставрированы голландской семьей Даляль, и названы в честь их погибшей дочери Сюзан. Отсюда и название центра искусств Сюзан Даляль. Здание, принадлежавшее школе девочек, сохранилось значительно лучше мальчишечьего.

А на площади между зданиями высадили апельсиновые деревья - в память о Яффских пардесах, прославившихся на весь мир маркой "Jaffa".


В Неве Цедеке и сейчас есть школа, правда совскем маленькая. Это школа французского посольства имени Марка Шагала. Школа частная, преподавание ведется по французски.




А вот как сейчас выглядит дом легендарного Аарона Шлуша, первый дом во всем квартале. Дом недавно был выкуплен, и скоро будет отреставрирован.




Совсем рядом живописные руины, покрытые граффити. Это ворота фабрики стройматериалов братьев Шлуш.


И просто граффити неподалеку.


Синагога рава Шлуша.


Прорезь для анонимных подаяний в стене синагоги.


Этот мост называется мостом Шлуша. И не потому, что выходит на улицу Шлуш, а потому, что был построен специально для пожилого рава. Рассказывают, что однажды Роках увидел, как рав ехал домой. Лошадь поскользнулась на влажной почве оврага, повозка перевернулась, и уважаемый старец упал прямо в грязь. Роках немедленно отдал распоряжение построить мост через овраг. Позже мост был перестроен и приподнят вверх, чтобы под ним могли проходить поезда.




Этот дом когда-то принадлежал семье Абулафья. Шломо Абулафья был учителем местной школы. После смерти Шломо его жена, Ривка, переехала в другой дом и вообще в другой район. Одну из комнат, мансарду, снимал молодой парень со смешной фамилией Чачкес. Все мы знаем его как лауреата нобелевской премии под именем
Шай Агнон.

Кстати, арабская пекарня Абулафья действительно имеет отношение к этой еврейской семье. Арабский парень, выросший и много лет проработавший в их доме, попросил разрешения воспользоваться фамилией Абулафья чтобы назвать свою пекарню. И получил его.


Вот еще история про Агнона. Одно из окон его мансарды выходило на сад Аарона Шлуша. В эвкалиптовом саду часто проводила время внучка Шлуша, больная астмой. И молодой Шмуэль Чачкес влюбился в нее. Он попросил у ребе разрешения встречаться с девушкой, но тот отказал. Может потому, что у молодого писателя, в отличие от семейства Шлушей, не было гроша за душой, да и какие вообще перспективы у писательских жен. Может потому, что Чачкес имел европейское происхождение, а внучка Шлуша совсем наоборот. Ну а может быть просто из-за смешной фамилии. Кто теперь знает.

Но Шмуэль Иосеф не забыл обиды. Позднее, уехав из Неве Цедека, он часто описывал в своих произведениях те времена и персонажей Неве Цедека, но нигде ни словом не обмолвился о самом существовании Аарона Шлуша, создателя района. В одном из своих произведений Агнон описывал свою комнату в Неве Цедеке:

חדרו של חמדת חדר ובאמת נאה הוא. עומד הוא לו לעצמו, ויש לו חמישה חלונות. בחלון אחד רואים את הים הגדול שאין לו סוף, ובחלון אחר רואים את הפרדסים הירוקים שאין להם שיעור, ובחלון אחר רואים את הבקעה שהרכבת עוברת בה, ומחלון אחר רואים את המדבר שעליו נבנתה אחר-כך תל-אביב, וחלון אחד פונה כלפי נווה צדק.
תמול שלשום

"В комнате этой пять окон. В одном из них видно огромное море, нет ему границ. В другом окне - зелень бескрайних пардесов (цитрусовых садов). В следующем окне видна долина, по которой едет поезд. Еще одно окно смотрит на пустошь, где чуть позднее вырастет Тель-Авив. И последнее окно выходит на Неве Цедек..." ("Как прежде").

Но ни одно из окон Агнона не выходило на море. Потому что морской пейзаж абсолютно и полностью заслонялся высоким домом строгого ребе Шлуша.


Знаменитая книжная тележка. Каждый может принести сюда свои книги, и каждый может взять их, оставив небольшое пожертвование на благотворительные нужды.


Эти дома-близнецы были построены для братьев, сыновей рава Шлуша. История рассказывает, что однажды младший братрешил жениться, и ребе собрался построить дом в подарок молодым. Старший брат пришел в негодование: мало того, что младшему посчастливилось найти невесту раньше него, так ему еще и дом достанется! Чтобы погасить надвигающийся семейный скандал, ребе решил выстроить по дому для каждого из братьев. И никому не обидно.






Часть вторая
Часть третья
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: evka
2011-02-09 05:28 pm (UTC)
Прочитала на одном дыхании, очень интересно! Спасибо!
Пошла читать дальше.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: kerberusha
2011-02-09 09:32 pm (UTC)
Прочитала все три части. Очень интересно описано и отличные фотографии
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: isminoga
2011-02-12 09:23 pm (UTC)
Спасибо!
(Reply) (Parent) (Thread)